Тема отъезда россиян постоянно появляется в информационном поле: по данным Росстата, в первом полугодии из страны выехали почти 420 000 человек. Об эмиграции рассказывают IT-специалисты, бизнесмены и представители творческих профессий. Иногда люди уезжают, не до конца разобравшись во всех аспектах — например, где платить налоги и по какой ставке. Forbes рассмотрел несколько кейсов россиян, переехавших в другие страны, изучил тонкости налогового туризма, а также выяснил, можно ли вообще не платить налоги, если ты не являешься резидентом ни одной страны, и чем это грозит.

«У меня все банально: я трудоустроена официально, и работодатель переводит меня на договор ГПХ. У меня нет выбора: он не хочет платить больше налогов», — рассказала россиянка, которая летом переехала в Германию, но при этом продолжила дистанционно работать в российской IT-компании. 

Россия считает налоговыми резидентами людей, которые находятся в стране не менее 183 календарных дней в течение 12 следующих подряд месяцев, включая день въезда и выезда в Россию. Эти месяцы не обязательно должны быть календарным годом, пояснил вице-президент Ассоциации юристов по регистрации, ликвидации, банкротству и судебному представительству Владимир Кузнецов. Работодатель определяет налоговый статус сотрудника каждый раз, когда выплачивает ему зарплату. Если человек отсутствует в России более 183 дней, он перестает быть налоговым резидентом. Для налоговых резидентов ставка по налогу на доходы устанавливается в размере 13-15%, для нерезидентов вырастает до 30%. При этом налоговые нерезиденты обязаны платить налог только с доходов из источников в России.

Вопрос необходимости уплаты большей суммы налогов за сотрудника для компании решается просто, считает гендиректор ООО «Серовбе», которая занимается сопровождением бизнеса, Серовбе Хачатрян. «Место осуществления труда в договоре меняется на зарубежье, и компания перестает платить налог за сотрудника, при этом трудовой договор лучше поменять на договор ГПХ — так рекомендует Минтруд. Далее ответственность за уплату налогов ложится уже на сотрудника в стране проживания», — говорит он. ГПХ — это договор разового оказания услуг, а трудовой договор предусмотрен для найма, пояснил Хачатрян. «В случае, если сотрудник уехал, он, по сути, оказывает компании услуги, а не ходит на работу, при этом компания за него не платит страховых взносов по этому договору, что правильнее с учетом того, что сотрудник и не живет в России», — добавил Хачатрян, отметив, что вид договора никак не влияет на ставку налога НДФЛ.

Минтруд действительно несколько раз рекомендовал переводить сотрудников, работающих из-за рубежа, на договор ГПХ. Об этом, в частности, говорилось в ответах на обращения с соответствующими вопросами, например, в 2015-м и 2017-м годах. В обоих случаях ведомство указало, что работодатель не может обеспечить безопасные условия труда для дистанционных сотрудников, работающих за пределами России. «Российская налоговая не хочет терять резидентов, не хочет, чтобы их налоги куда-то утекали, поэтому на практике никого не объявляет налоговым нерезидентом России в одностороннем порядке. Но у них есть такое право. С этим, конечно, связаны некоторые риски», — считает основатель компании Relocode Михаил Мижинский. 

В конце июля Минфин предложил обязать россиян, которые продолжают работать на отечественные компании из-за границы, платить налоги в России. Сейчас доходы россиян, работающих за пределами страны свыше 183 дней в году, считаются доходами из иностранного источника. Об этом говорится в Налоговом кодексе (статья 208, часть 3, пункт 6) и в письме налоговой, где, правда, уточняется, что в договоре должно быть предусмотрено, что рабочее место сотрудника находится в другой стране. В такой ситуации сотрудник не должен подавать декларацию и не обязан платить 30%-ный НДФЛ за то время, которое он работает не из России: подоходный налог платится в стране пребывания. Теперь же Минфин предлагает относить таких доходы к доходам от источников в России. Следовательно, сотрудникам придется платить в России 30% НДФЛ со своей зарплаты. Минфин утверждает, что эти поправки не вносят существенных изменений в действующие налоговые условия, а лишь уточняют порядок налогообложения дистанционной трудовой деятельности за пределами России.

«Такую инициативу ведомство объясняет необходимостью борьбы с практикой недобросовестной налоговой оптимизацией, проводимой работодателями. Имела место практика найма сотрудников, находящихся вне России и не являющихся налоговыми резидентами, с целью не платить на них 13% НДФЛ», — пояснил Кузнецов. По его словам, несмотря на то, что документ пока не принят в качестве закона, этот момент стоит учитывать как работодателям, так и сотрудникам. Юрист затруднился оценить, могут ли счесть недобросовестной практикой перевод на ГПХ в такой ситуации. «Есть риски переквалификации договоров ГПХ в трудовые. Но если человек работает на гражданском договоре как самозанятый, он будет платить 6% вне зависимости от резидентства», — добавил Кузнецов.